• Один буч, пожалуйста. -Буч устаревший.

    Это серия статей о буч и её путешествии по квир-маскулинности, по поверхностям тем гендерных ролей, пацанского нижнего белья и одеколона после бритья.



    Буч устаревший.

    "У меня есть вопрос" - сказала она. "Почему всем лесби парам нужно делиться на буч и фем?"

    Я издал вполне слышимое рычание и закрыл половину лица рукой.

    "Не рычи на меня" - сказала она. На этот раз в её тоне звучало гораздо меньше вопросительных нот: "Я имею ввиду, в наши дни, в этот век... Мне казалось вы должны быть более прогрессивны. Вам уже не нужно использовать эти устаревшие гендерные роли, верно? Почему две девушки не могут и вместе быть просто двумя девушками?"



    Я был заточен в машине на пути ко второму из наших традиционных рождественских ужинов. Я понял, что какими бы веселыми не были праздники для гомосексуала, который не открылся семье, они вдвойне забавнее, для того, о ком знает лишь половина родственников. Среди тех, кто знает, всегда есть эти вот заморочки: постоянно следить за твоими телодвижениями, словами. В общем, за всем, что, как они думают, может выдать "секрет" твоего существования. Будто ты - это бутыль со скисшим молоком, которое того и гляди прольется.
    Спасибо, господи, что у меня есть микро-армия родственников, которые будут постоянно напоминать мне не употреблять имя очередной подружки в разговоре за праздничным столом в страхе, что я разобью нежное сердце прабабушки.
    Моя любимая фишка в последнее время - во время праздничного ужина открывать рот, будто собираюсь что-то сказать и наблюдать, как моя ядерная семейка не находит себе места, думая, что вот-вот я ляпну что-то вроде "Я такой ваще мега-гомосексуал" вместо "Передайте хлеб, пожалуйста".

    Дискуссия в машине была чем-то большим, чем просто экскурс в историю идентификации лесбиянок, хотя у вопрошающего присутствовало и такой интерес. Эта родственница взрослела в лихорадке второй волны феминизма. Стоит вам упомянуть при ней имя Глории Стайнем (прим.пер.: одна из лидеров Women's Liberation Movement), и вот уже не остановить её поток хвалебных песен. Её взгляд на феминизм заставил меня понять, что её поколение понимает "равенство" в абсолютно капиталистическом смысле; что если она говорит "женщины сделали огромный скачок и преодолели множество препятствий", она имеет в виду сумму заработка в долларах и равенство рабочих мест, а не говорит о культуре насилия, интерсекционализме, или гомосексуальности.
    Я не упрекаю её за это, потому что не думаю, что она сталкивалась с чем-то из этого, и потому, что почти все мы постоянно растем и учимся. Однако это не так просто - быть тем, на ком словно постоянно учатся, чтобы ускорить свой рост.

    "Я думаю все (само)определения имеют право на существование. Я не думаю, что что-то конкретно не так, если женщина идентифицируется как маскулинная"
    "Мне не нравится, когда ты называешь себя маскулинной. Быть сильной и независимой женщиной не означает быть "мужественной". Это оскорбительно, Кейт."

    О-о-о! Этот старый аргумент! Я прячу руки под колени, пытаясь сохранить самообладание.

    "Я называю себя маскулинной по тому, как я предстаю перед людьми, не потому что я сильная и независимая (и я вообще бы с этим поспорила, в любом случае - я такая не всегда)"

    "Я просто не понимаю, как и почему женщина может стремиться к маскулинности, и при этом быть к мужчинам равнодушной, не любить их".

    "Но маскулинность не то же самое, что быть мужчиной".

    (прим.пер.: действительно, "маскулинный" часто воспринимается, как "мужской", однако может трактоваться именно как "обладающий некими качествами, присущими или приписываемыми мужчинам")



    Вся штука в том, что для членов своей семьи я никогда не совершала каминг-аут как "буч", поэтому за последние несколько лет моя эволюция во внешне маскулинную персону казалась искусственной модификацией всем тем, кто знал меня с тех дней, как я собирала коллекцию грязных пятен на своем розовом платьишке.
    Я никогда ни в коей мере не объясняла ощущение своего гендера, некомфортное ощущение своего тела, или даже свой "тип". Моя семья свято верит, что я лесбиянка с короткими волосами, которая встречается с длинноволосыми лесбиянками, и это всё, что они знают.
    Иногда, когда я нахожусь с кем-то один на один, мне задают вопросы вроде "зачем тебе надо было обрезать волосы после каминг-аута?". Я отвечаю на них одним предложением, а часто и короче, или ухожу от вопроса, восторгаясь чьей-то прической, "танцую вокруг". Это тот танец, который знает любой гомосексуал - босиком на углях.

    Я, знаете ли, в том лагере, в котором не думают, что гомосексуалам нужно постоянно задавать вопросы с целью повышения уровня знаний гетеро-масс о том, что да как происходит, (входит и выходит). Даже тех гетеро, которые тебе приходятся родными.
    К тому же, само это объяснение стоит не так далеко от обвинительного утверждения, что мы "должны объяснять", и в этом "предложении" (больше похожем на требование) объясниться всегда присутствует привкус чего-то бранного и необходимость что-то доказать (им).
    Просьба объяснить, как я себя определяю, кого хочу, почему я ношу ботинки вместо туфель, совсем не похожа на любопытство, скорее это похоже на напоминание, что я не нормальна. А поскольку я не нормальна, я должна оправдать своё поведение как нечто, что нужно сохранять (или оставлять как есть), а не исправлять и подавлять.

    Я пытаюсь быть буч. Да я статьи об этом пишу, ради всего святого. Но это трудно. Многое против бучей. Например, патриархальная культура, которая говорит нам, что мы самые непривлекательные из инкарнаций женской сущности. Мы собрали всё, что, по мнению общества, делает женщину привлекательной и желанной, а затем пошли и сделали всё наоборот. И если вы думаете, что эти слова, которые нам бросают в лицо все, кто почему-то решил, что имеет на это право (а это гораздо большее число людей, чем многим из нас хотелось бы), являются фактом, то вы ошибаетесь.
    Поскольку многих из нас растили именно как будущих женщин, нас учили быть чувствительными и нежными, принимать комментарии от мужчин с благодарностью, обращать вовнутрь свои эмоциональные реакции.
    Что я пытаюсь сказать: быть "мужеподобной лесбой" на принимающем конце этой шутки - это позиция, после которой остаются синяки и шрамы.

    Я люблю нас за то, что наши шрамы делают нас сильнее, что каждый раз мы встаем на ноги и держимся крепче.
    Можешь называть меня уродкой, чувак, но в том, как я люблю, нет ничего уродливого, как и в том, как я иду по этой земле. Я думаю, именно из-за этого бучи так гордятся своим мастерством в сексе. Можете говорить, что мы мерзкие и обзывать нас монстрами, но мы приложим свои силы и умения к тому, что вы никогда у нас не отнимете, к тому, что угрожает вашему патриархальному существованию всё больше с каждым прикосновением.

    Не помогают моему положению и те, кто считает идентификацию устаревшей и негативной, или говорит, что она не соотносится с моей идентификацией как гендерквир. Фактически, они говорят: "Гендерквир - правильное название". Очевидно, я недостаточно гомосексуальна, чтобы называть себя буч. Они считают, что буч не может быть основным определением - большая ошибка с их стороны.

    Я понимаю некоторые упреки в устарелости термина. Ведь буч подразумевает галантность, и старомодный стиль ухаживаний за своей дамой. Это образ жизни, который, как я вижу, неправильно толкуется самым скверным типом молодых лесбиянок - с женоненавистническими замашками, думающих, что "трахать фемок" - это повод, чтобы их уважали. Они используют слово "буч" взамен "лесбро", и я думаю, не надо вновь объяснять, как я отношусь к "бро"-культуре. (прим.пер.: на всякий случай: бро - братан, вроде "пацанчик-братишка")
    Я постоянно борюсь с этим, имея привилегии, так как я желаю определенный тип тела, особенно фем, и особенно фем, чьи тела - часть истории превращения женщин в товар, в предмет. А я не хочу участвовать в этой истории. Я хочу понять, разве мое желание хоть как-то умещается в рамки этих отрицательных случаев?
    Я думаю, быть сексуально взрослыми и ответственными, это гораздо больше, чем просто достигать понимания и согласия в спальной. Мне кажется, это означает постоянно задаваться вопросами, развиваться, пытаться понять, как "работает" наше желание и как мы этим пользуемся в результате.
    Буч никогда не будет идеальным существом, мы всегда будем совершать ошибки, но если наша цель - достигнуть в развитии наилучшей версии самих себя, мы на верном пути.



    О самом главном во время разговора в машине я промолчал. А главное то, что мы должны понять: буч/фем - это не конкретное определение. В этих словах есть тысячи нюансов, и я это утверждал неоднократно в своих колонках, и буду утверждать, даже если мне придется написать это гигантскими буквами в городах, где мы живем. Написать, чтобы люди прекратили себя вести так, будто мы должны стыдиться названий, которые выбираем, чтобы не растерять самих себя.

    Мы живем в гомосексуальном мире, где термины могут быть перевернуты с ног на голову, окрашены в радужные цвета и переопределены так, что приобретут силу и иное значение.
    Мы называем себя дайками, потому что мы отвоевали это слово. Я не прошу отвоевывать буч или фем, потому что не думаю, что значения этих слов так уж сильно изменились, с них не нужно стряхивать пыль и доставать из шкафа. Я лишь прошу не считать определения неизменными, как будто они актуальны только в одной из глав книги нашего прошлого. Они свежи, актуальны, готовы к переменам и иному пониманию, к взгляду под другим углом.
    Буч может быть основным радикальным определением. Фем может быть основным радикальным определением. Использование этих терминов может быть весьма радикально.
    Будьте самодостаточными личностями, называйтесь теми, кем себя считаете, потому что ваша индивидуальность всегда имеет право на существование, всегда важна, и всегда включает в себя возможность перемен к лучшему.

    Автор оригинала: Kate.
    Источник:
    http://www.autostraddle.com

    Перевод и вольности: BO, эксклюзивно для GayGirls.