• Таинственный доктор Джеймс Барри

    Более 140 лет историки спорили, действительно ли доктор Джеймс Барри, главный инспектор военных госпиталей, был женщиной.


    25 июля 1865 года во время эпидемии дизентерии, в возрасте примерно семидесяти лет, в Лондоне скончался заслуженный военный врач, хирург, администратор и медицинский инспектор Джеймс Барри. Лишь после того, как останки доктора Барри были захоронены на кладбище Кенсал-Грин, София Бишоп, служанка, готовившая тело к погребению, впервые заявила, что в действительности «он» был женщиной. Возник скандал, к которому чопорная, но падкая на сенсации викторианская пресса отнеслась двояко: некоторые упорно твердили, что это слухи и злобные наветы, другие посмеивались и говорили, что это-де секрет Полишинеля, и в колониях, где доктор Барри провел большую часть профессиональной жизни, этот факт и так был всем известен — но в полном соответствии с британскими традициями никогда открыто не обсуждался. Однако если утверждения Бишоп верны, то, притворяясь мужчиной, Барри стала первой женщиной в Великобритании, получившей медицинское образование. Она сумела обмануть армию, куда её взяли на службу, и в течение полувека хранить в тайне правду о своей принадлежности к женскому полу. Напуганное подобной мыслью, армейское командование убрало личное дело доктора Барри под замок почти на сто лет, надеясь, что эта история забудется. Поскольку гипотеза опиралась лишь на показания служанки, а тело после смерти никто не осматривал, это и породило бесконечные домыслы: кто-то из современников уверял, что всегда знал о тайне врача, другие утверждали, будто доктор Барри был гермафродитом. Но до середины ХХ века личное дело Барри было засекречено в архивах министерства обороны.

    Джеймсов Барри в английской истории было несколько. Один из них — англо-ирландский художник, предшественник романтиков, оказавший большое влияние на Уильяма Блейка. Этот Барри отличался крутым нравом и отказывался писать картины так, как нравилось заказчикам, отчего скончался в бедности и вошёл в историю как единственный член лондонской Академии изящных искусств, исключённый из числа академиков.
    Другой — знаменитый шотландский драматург и писатель, создавший образ Питера Пэна.
    Доктор Барри, по мнению ряда исследователей, приходился племянником Барри-художнику. В 1809 году он поступил в Эдинбургский университет (хотя точная дата его рождения неизвестна (р. около 1792-1795), ему в тот момент было не больше 14 лет), и спустя три года успешно закончил его со степенью доктора медицины и диссертацией о селезёнке (этот трактат можно найти в архивах университета и даже прочитать в интернете — следует только помнить, что в те времена любые серьёзные медицинские тексты писались на латыни). После чего он записался в армию — в самый разгар наполеоновских войн — и, возможно, принимал участие в битве при Ватерлоо, которая положила конец тогдашней мировой войне.


    Дальнейшая деятельность Барри почти целиком была связана с колониями. Он служил на Мальте, в Индии, в Южной Африке, на острове Маврикий, в Тринидаде и Тобаго, на острове Святой Елены (молва утверждала, что когда находящийся в изгнании Наполеон занемог, лечить его откомандировали именно Барри). Среди других мест его службы — греческий остров Корфу, находившийся в ту пору под британским протекторатом (и оставшийся в английской литературе благодаря усилиям братьев Дарреллов, Лоренса и Джеральда), Ямайка, Крым и Канада.


    По воспоминаниям современников, Барри был мал ростом, отличался тонким срывающимся голосом и крайне раздражительным нравом. Он постоянно вступал в перебранки со своими коллегами и старшими по званию, за что его неоднократно переводили на новые места службы и понижали в должности. Он крайне придирчиво относился к медицинским стандартам своего времени и переустраивал работу вверенных ему госпиталей на более современный лад. В частности, он уделял огромное внимание санитарии и дезинфекции, что по тем временам казалось в лучшем случае странной прихотью, а также ратовал за доступность медицинского обслуживания для всех слоев населения — как простых солдат британской армии, так и местных жителей в колониях. Эти чудачества вызывали насмешки, но насмешек Барри не прощал — ходили упорные слухи, что он неоднократно вызывал обидчиков на дуэль. А драться с Барри никто не хотел — стрелок он был отменный. К тому же он состоял в близких отношениях с губернатором — лордом Чарльзом Сомерсетом. Пару обвинили в гомосексуализме, и это стало поводом для дела о клевете.

    В Кейптауне, в ещё довольно юном возрасте, Барри организовал новую систему водоснабжения города, которая частично используется по сей день, и провёл одну из первых в истории медицины успешных операций кесарева сечения. Новорожденного назвали Джеймс Барри Манник. Во время Крымской войны он вступил в конфликт со знаменитой «Дамой с фонарем» Флоренс Найтингейл — которая, конечно, сделала очень много для привлечения внимания общественности к военной медицине и особенно к институту сестёр милосердия, но характером отличалась не менее тяжёлым, чем д-р Барри, и тратила огромную часть своих усилий на саморекламу.


    Барри всегда путешествовал со своей собакой и слугой-негром по имени Джон. В 1864 году он ушел в отставку — по всей видимости, не по своей воле — и на следующий год скончался в Лондоне. Он похоронен на лондонском кладбище Кенсал-Грин, и на его могиле — то единственное имя, которое было известно современникам: Джеймс Барри, доктор медицины, Генеральный Инспектор армии Ее Величества.

    В 50-х годах XX века историк Изобел Пэй в военных архивах наткнулась на документы, свидетельствующие о том, что Джеймс Бэрри на самом деле был женщиной, дочерью зеленщика из Корка и племянницей ирландского поэта Джеймса Барри. Однако других доказательств она не сумела найти. В начале XXI века врач-уролог Майкл дю Пре из Кейптауна, заинтересовавшись историей Джеймса Барри ещё в детстве, занялся поисками других свидетельств. В крупном собрании документов, связанных с Джеймсом Барри, он обнаружил бумаги, которые не оставляли сомнений — при рождении доктор Барри был ирландской девочкой по имени Маргарет Энн Балкли, дочерью Джереми Балкли и Анны-Марии Барри, сестры прославленного ирландского художника. Из документов стало известно, что мать Маргарет сговорилась с рядом влиятельных и либерально настроенных друзей её дяди, которые помогли девушке закончить медицинский институт.
    Важнейшим доказательством стали примерно двадцать писем от юной Маргарет и от студента-медика Барри. Элисон Ребоул, специалист по анализу документов Криминалистической службы, пришёл к выводу, что их писал один и тот же человек. Кроме того, недавно было обнаружено письмо, которое Барри написал семейному адвокату Дэниелу Рирдону по прибытии в Эдинбург на учебу в 1809 году.
    Несмотря на то, что письмо было подписано «Джеймс Барри», Рирдон указал на нем — «Мисс Балкли, 14 декабря». На всех пришедших письмах он ставил дату и имя отправителя. Более убедительных доказательств быть просто не может. Эти письма были опубликованы в журнале «New Scientist».

    Дискуссии о истинной природе феномена Барри не утихают и до сих пор. Он стал героем ряда биографий, документальных фильмов и художественной литературы. В романе Зои Воскресенской «Девочка в бурном море» ( М.: Детская литература, 1969) английский доктор рассказывает советской девочке историю Барри ещё во время Великой Отечественной войны. Английская писательница Патрисия Данкер написала о нём увлекательный роман «Джеймс Миранда Барри», который скоро выйдет по-русски. В нём рассказывается о том, как близкие девочки — художник Джеймс Барри, не то дядя, не то отец ребенка, и латиноамериканский генерал Франсиско де Миранда, любовник её матери — решают, что её интеллект и стремление к знаниям пропадут впустую, если юную Миранду станут готовить к жизни примерной викторианской леди, и организуют масштабную аферу по сокрытию её истинного пола. (Роман внимателен к историческим деталям, но события биографии Барри в нем поставлены в произвольной хронологической последовательности.) Вполне вероятно, что жизнь Барри — одним из первых документированных примеров того, что в современном лексиконе называется «трансгендер» — сознательный отказ человека от социальных канонов своего биологического пола. В российской истории такие примеры тоже были — хотя бы знаменитая «кавалерист-девица» Надежда Дурова.

    источники: