• Самая известная лесбиянка в Эстонии

    "Я хочу, чтобы у меня была бы такая же свобода в принятии решений, как и у остальных. Выход из тени – самая надежная защита от гомофобии и негативных мнений. Если ты осмеливаешься быть тем, кем ты являешься, отваживаешься жить таким, какой ты есть, показываешь, что ты полноценный член общества, то твои права не должны ограничиваться в зависимости от того, какова твоя ориентация".
    (Lisette Kampus "Ringvaade")



    Лизетте Кампус (Lisette Kampus) - самая известная в Эстонии защитница прав сексуальных меньшинств.

    фото: bfm.ee

    От периода выхода гомосексуалов Эстонии из "шкафа" (каминг - аут) осталось впечатление, будто в действительности из этого "шкафа" вышла только одна хрупкая блондинка Лизетте Кампус, отстаивающая демократию в демократическом государстве, являясь рупором гомосексуальных пар, и не делавшая тайны из своей ориентации еще в то время, когда протирала школьную скамью.

    В Эстонии, по различным оценкам, от 4 до 10% гомосексуалов от числа всех жителей, то есть в маленькой стране - до 150 тыс. человек с нетрадиционной ориентацией.

    "Хватит прятаться по норам - пора громко заявить о себе. Мы никого не совращаем и не обращаем в наш образ жизни. Пусть все знают, что в Эстонии есть гомосексуалы, но мы безвредны и безобидны. Мы имеем право на существование, и не надо нам мешать!" - таков девиз Лизетте Кампус.

    фото: sakala.ajaleht.ee

    Лизетте Кампус - пресс - секретарь организаторов гей - прайда, представляет организаторов этого фестиваля в СМИ, а также помогает, конечно, в его организации.

    фото: ilga-europe.org


    фото: ilga-europe.org


    фото: ilga-europe.org

    В 2000 году закончила гимназию. Затем Гуманитарный институт, предмет - “Anglistika”. 2005-2007 жила в Польше и в Брюсселе. В Варшаве работала в Европейской комиссии, занимающейся различными программами, которые имеют дело с правами человека. В Брюсселе присоединилась к ЛГБТ -организации ILGA-Europe, где возглавляла отдел с тем же темами, как в Варшаве. Когда вернулась в Эстонию, изучала дипломатию и юриспруденцию. В основном работала в области связи. Деятельность в ЛГБиТ –движении абсолютно бесплатная общественная работа. Работает в настоящее время в Таллиннском горсобрании помощницей вице-председателя Катрин Сакс.

    В 2010 году Лизетте Кампус побывала гостях у "Столицы" ответила на вопросы, присланные читателями портала gaylife.su
    .
    "Столица" - это бесплатная еженедельная газета городских властей Таллинна, издаваемая в бумажном и электронном виде. Так что интервью примечательно как минимум по двум причинам: то, что оно в городской газете, и то, что оно в ее русскоязычной версии. На сайте параллельного эстоноязычного издания я этого интервью не нашла.

    Скажите, Лизетте, почему гей-сообщество все время качает права? Это ведь личное дело каждого, кого любить и с кем делить постель. Зачем все эти марши протеста и прочее в том же духе? Я, например, с трудом могу себе представить демонстрацию мужчин, протестующих против того, что у их жен все чаще болит голова (в широком смысле) или женщин, недоласканных мужьями. Вопрос без стеба, имейте в виду!

    Разумеется, вы правы: кто с кем спит – дело интимное, и на улицы мы выходим не поэтому. Дело в том, что Амстердамским договором запрещена дискриминация по следующим признакам: по национальному, религиозному, по состоянию здоровья, сексуальной ориентации, по возрасту и по полу.
    И мне трудно себе представить, что женщина, у которой ночью болела голова (в широком смысле) может подвергнуться из-за этого дискриминации. Так что для меня это не вопрос секса, а вопрос гражданских прав.

    Что такого случилось в вашей не слишком, судя по фото, продолжительной жизни, что вы вдруг записались в гей - активистки? Неужели ничего более достойного и интересного было не найти? Занялись бы чтением, к примеру, любовных романов или фитнесом. И каковы ваши планы на будущее, они связаны с замужеством, материнством, или вы так и будете до скончания века тусоваться на радужно-розово-голубых парадах?
    То, что я имею гомосексуальную ориентацию, вовсе не означать, что я не хочу замуж и не хочу детей. Разумеется, хочу! Только если у меня будет официальный союз, то он будет однополый.

    Сколько в Эстонии представителей секс-меньшинств и есть ли у них свой союз или объединение?

    Сколько пароцентов геев, не знает никто. Кто-то считает, что 2-3%, кто-то – 10%. Я лично склоняюсь к мысли, что людей гомосексуальной ориентации у нас7%. А организаций у нас две: Eesti gei noored, которая занимается молодежью (сеть поддержки, социальные связи и прочее. (В2012 году переименован»» примечание). Вторая организация – SEKU (Союз защиты сексуальных меньшинств), и сфера ее деятельности – правовая: мониторинг законодательства, представление интересов сексуальных меньшинств и т.п.

    Но хочу заметить, что вчера, морально готовясь к этому интервью, я подумала, что у нас никогда не было ни одной русской группы – вернее, была одна маленькая группа лесбиянок, но как-то недолго. Хотя русских геев в Таллинне немало. Но гей-сообщество разделено по национальному признаку так же, как и все общество – мы даже в бары разные ходим. И это, мне кажется, тема для серьезных размышлений.

    Как вы стали лесбиянкой? Во сколько лет вы поняли, что такая? Встречались ли вы вообще с мужским полом? Была ли у вас интимная связь с мужским полом и что вам так в ней не понравилось? Или понравилось, но просто мужчины вам сами по себе неприятны?

    Мне было 16, когда я поняла, что «что-то не так». В последнем классе гимназии публично объявила, что я - лесбиянка. Да, у меня были два очень хороших друга, и если бы я не была лесбиянкой, наверное, наши отношения развивались бы как-то по-другому.

    Вроде бы не уродка, даже можно сказать, симпатичная. Что вдруг перевернулось в сознании, что потащило в такой смертный грех?

    Спасибо за комплимент. Но на самом деле автор вопроса находится в плену стереотипов – вот побрей я голову налысо и надень панковские сапоги на платформе, всякий с ходу определит – лесбиянка. А такая милая блондиночка… зайка, да и только.
    Я что хочу сказать – то, как мы выглядим, вообще не имеет отношения к тому, что мы из себя представляем. Можно, конечно, самовыражаться при помощи одежды, но можно и по-другому.

    Как часто к вам за помощью обращаются родители, узнавшие о нетрадиционной ориентации ребенка? Какую помощь вы им оказываете? Насколько легко и быстро они готовы принять известие о том, что их дитя не такое как все?

    Это очень хороший вопрос. На самом деле проблема есть, и серьезная. Я знаю об этом на собственном опыте, хотя моя семья оказывала мне всяческую поддержку, и все равно им потребовалось время, чтобы принять мой выбор.
    Мы пытались организовать такие группы поддержки для родителей, но должна сказать, что время такого общения пока не пришло – к нам обращаются очень немногие родители. Чаще они идут к психологу, но помощь они получают далеко не всегда. Я уверена, что настоящую поддержку в таком случае можно получить только у людей, имеющих сходный опыт – то есть у других родителей, чьи дети открыли свою особость.
    Но в любом случае – это важно – нельзя допускать мысль, что теперь, когда ваш ребенок обнаружил свою гомосексуальность, жизнь кончена. Это далеко не так. Более того – это на самом деле ничего не меняет.

    Когда зарабатывать таким образом будет не актуально и выгодно, чем будете заниматься? Есть ли у вас профессия?

    Я не зарабатываю на теме гомосексуальности. Для меня защита прав сексуальных меньшинств – тема общественная.
    Сейчас я работаю в Таллиннском горсобрании помощницей его вице-председателя Катрин Сакс. До это работала два года в Европарламенте.

    Лизетте, откуда, по Вашему мнению, в людях столько злобы к людям с нетрадиционной ориентации? И почему вместо того, чтобы попытаться вникнуть в суть проблемы, раз уж дается такая возможность, народ пытается влезть в вашу постель? Это я по поводу выше заданных вопросов.
    Я и сама не понимаю, откуда эта злоба. Думаю, вы согласитесь, что люди агрессивны не только в отношении геев и лесбиянок. У нас принято сразу навешивать ярлыки, вместо того, чтобы попытаться понять друг друга.

    Последние года, с 2008, в Таллинне не проводились гей-парады. Почему? ЛБГиТ сообщество осознало бессмысленность такий акций? Или вы добились всего, чего хотели на законодательном уровне?

    Мы поняли, что жители Эстонии не привыкли выражать свое мнение и заявлять о проблемах на улице. В 2007 году националисты напали на участников гей-прайда. Только благодаря оперативной работе полиции обошлось без сильного кровопролития. Тем не менее, хорошо, что четыре гей - прайда с 2004 по 2007 год – состоялись. Тема нетрадиционной сексуальной ориентации в Эстонии стала достоянием общественности. В 2008 году гей - активисты Эстонии, Латвии и Литвы собрались вместе и решили отныне проводить общий Балтийский парад. Вместе мы сильнее.

    Гей-пары в Эстонии имеют право на усыновление детей?

    Что касается усыновления детей, то, насколько я знаю, в Эстонии любой неженатый ли незамужний человек имеет право на адаптацию ребенка.

    Как эстонское гей-сообщество относится к вопросу регистрации гей-браков? По вашему личному мнению, нужно ли приравнивать гей-брак к традиционному браку или здесь может быть другая правовая регуляция?

    С чисто юридической точки зрения разницы нет – состоите вы в браке или просто живете с кем-то вместе. Однако есть гораздо более важный аспект – тема человеческого достоинства, то есть право человека самому выбирать, что, с кем и как ему делать.
    Проблема наследования имущества, например, решаема для представителей нетрадиционной сексуальной ориентацией составлением завещания. Но вот другая тема… две лесбиянки решили, что кто-то из них родит ребенка. По закону, у будущего дитя только одна биологическая мама. Вторая женщина в семье – это второй родитель, но тут случается трагедия – внезапно умирает биологическая мать, а второй родитель, который воспитывал ребенка наравне с первым, юридически не имеет никаких прав на сына или дочь. Ребенок остается формально сиротой. Что с этим делать?
    А что делать в больнице, когда тебе нужено попасть к своему партнеру/партнерше, а тебе говорят, что ты ему/ей никто.
    Или, например, как подавать совместную декларацию?
    В МИДе была проблема, когда пара из Испании, где разрешены однополые браки, приехала на работу в Эстонию и столкнулась с проблемой, когда в одной стране Евросоюза твой брак имеет юридическую силу, а в другой - в данном случае в Эстонии - нет.

    А в Эстонии были случаи каминг - аута известных в обществе людей? Или все по принципу: не говори - не спрашивай? Это хорошо или плохо?

    Не могу сходу вспомнить ни одного такого человека в Эстонии, но потребность в том, чтобы человек, имеющий нетрадиционную ориентацию и вес в обществе, заявлял о своих правах вслух, имеется. Таких общественно значимых людей тяжелее игнорировать.
    Пока же вправду действует правило «don’t ask – don’t tell» («не говори – не спрашивай»). Думаю, в будущем о гомосексуальности никто и говорить не будет, потому что однополая любовь и однополые браки станут частью общепринятой нормы.

    Лизетте, скажите, пожалуйста, гомосексуалы терпимее, чем натуралы? Как строятся отношения между русскими и эстонскими геями?

    Уверена, что толерантность зависит не от сексуальной ориентации, а от того, каким человека сформировали его родители и школа.
    Что касается национальной составляющей вопроса, то тут все так, как и в нынешнем обществе. Русские геи обособлены от эстонских, и, как я уже ранее говорила, чаще всего ходят в "свои" гей-бары.

    Кроме того, я считаю, что русские геи испытывают двойное давление со стороны общества – первые отвергают их потому, что они русские, вторые потому, что они геи, а третьи – потому что они и русские, и геи.

    А много у вас друзей с нетрадиционной ориентацией, у которых нет НИКАКИХ, как написано один из комментаторов, проблем? Какова реакция большинства людей, когда они узнают, что кто-то из их коллег гей?

    Среди моих знакомых геев нет ни одного, не испытавшего на своей шкуре дискриминацию.
    Реакция же коллег на них зависит от поведения самих геев. Если они не скрывают, например, что у них есть парнер и ребенок, что по сути у них есть семья, то, как правило, коллектив меняет "гнев на милость" и даже помогает таким людям. Главное – "выйти из тени".

    Мне почему-то кажется, что нетрадиционная сексуальная ориентация чаще встречается у людей с уровнем образования выше среднего. А как по-вашему, есть ли зависимость от, скажем так, образовательного ценза? Как-то трудно представить себе гомосексуала-слесаря или шиномонтажника. А вот профессора культурологии - запросто.

    Я бы не связывала это с уровнем образования, скорее со степенью открытости и толерантности, которая действительно напрямую связана если не с уровнем образования человека, то во всяком случае с общим уровнем и системой ценностей среды, в которой человек живет. Возможно, сантехник или шиномонтажник или, скажем, тракторист Мати – гомосексуал. Но он будет мучиться этим всю жизнь и никогда не признается себе, в чем дело, потому что в его среде такое признание равносильно гражданскому подвигу.

    Почему вы согласились на это интервью? Наверняка ведь знали, что услишите много нелицеприятного в свой адрес.

    Должна сказать, что это мое первое интервью русской газете, так что я в точности не знала, что же именно меня ждет. Возможно, надеялась, что у русского человека больше эмпатии…

    Лизетте, судя по тому, что вы активно берете слово по вопросам сексменьшинств, у вас есть чувство миссии. Опишите коротко, в чем эта миссия состоит? Спасибо.

    Это просто – как гражданин этой страны я хочу сделать все от меня зависящее, чтобы эта страна стала такой, в которой будет хорошо и комфортно жить и мне самой, и моим детям.

    Каким образом сексуальные меньшинства Эстонии воспринимают проблемы здешних культурно-языковых меньшинств? Существует ли у сторонников однополой любви определенные общепринятые установки по отношению к другим меньшинствам, которым так же приходится отстаивать свое право отличаться от доминирующего по тем или иным признакам большинства? Какова ваша личная позиция относительно нынешнего положения русскоговорящего меньшинства в Эстонии?

    На самом деле это вопрос больной. С одной стороны, гомосексуалы, будучи дискриминируемым сообществом, должны были бы отличаться большей толерантностью по отношению к другим сообществам, подвергаемым дискриминации. Например, к тем же русскоязычным. Но что удивительно – этого не происходит! Я знаю немало эстонских геев, которые искренне негодуют по поводу того, как к ним относятся, но при этом считают, что русские такое обращение заслужили.
    Это какой-то феномен, требующий специального изучения – когда угнетаемые норовят самоутвердиться за счет другой группы столь же бесправных людей.

    Почему если парад обязательно в центре города? Можно же базу отдыха снять и "отрываться" там, как говорится, по полной или что то в этом духе? Зачем нетерпимость превращать в злобу?

    Почему в центре города? Ну, вот, если завтра все левши должны будут в принудительном порядке писать правой рукой, или женщин лишат избирательного права, куда вы пойдете с протестом? На окраину? Думаю, туда же, куда и мы – в центр города.
    Кстати, в России такие мероприятия вообще запрещены – и только потому, что связаны с гомосексуальной тематикой.


    фото: elu24.ee Marianne Loorents / SL Õhtuleht)

    В настоящее время Лизетте Кампус активно сотрудничает с компанией "Разнообразие обогащает" ("Erinevus rikastab"). Эта компания представляет большой проект в эстонском Центре по правам человека, который направлен на борьбу со всеми вариантами притеснений и дискриминаций, борьба за права людей, в том числе гомосексуалов. Цель - привлечь большое внимание властей и общества в целом к этой теме, чтобы эти вопросы начались рассматриваться и решаться положительно для ЛГБТ.

    И если вы думаете, что в толерантной Эстонии не строят препятствий ЛГБТ - движению, то сильно заблуждаетесь. Церковники из православной эстонской церкви не дремлют, постоянно выдвигают петиции против любого шевеления гей – активистов. Националисты нападали с камнями и палками на участников городского ежегодного гей-парада. Арендовать помещение под какое – нибудь ЛГБТ – мероприятие очень проблематично. 90% отказывают сразу. Яркий пример: В 2007 году Таллиннское Молодежное кафе (Noortekohvik) в последний момент отказалось размещать у себя выставку Лизетте Кампус, посвященную насилию против гомосексуалов. По словам Кампус, у нее была договоренность с кафе, но затем представители кафе захотели предварительно просмотреть фотографии и отказались от выставки. Письмо с отказом Кампус прислал руководитель объединения Эстония без алкоголя (Alkoholivaba Eesti — AVE) Лаури Беэкманн. В письме говорится, что кафе не хочет оказаться в центре внимания и что оно сотрудничает с объединениями, осуждающими гомосексуальность.
    В то же время руководитель Австрийского культурного центра в Польше не посчитал за труд лично торжественно открыть эту выставку, хотя он - человек очень даже консервативный.

    А если почитать комментарии эстонских пользователей Интернета под различными статьями, где упоминается о гомосексуалах, то видишь огромное количество гомофобных злобных высказываний, ничем не меньше, чем в России. Разница только в отношении властей к правам человека, в том числе правам гомосексуалов. Эстония стремится быть действительно демократичным государством.

    (Из интервью pohjarannik.ee):

    - Когда сексуальное меньшинство перестанет обвинять остальное общество в дискриминации? Тогда, когда вам разрешат, наконец, вступать в брак?

    - Вопрос не в том, что сексуальное меньшинство обвиняет общество в дискриминации. Вопрос в том, что любой случай дискриминации - я говорю не только о сексуальном меньшинстве, но и о случаях, связанных с возрастом, полом, цветом кожи и религиозной принадлежностью - это...

    - Не хотите ли вы этим перечнем пополнить свои ряды, чтобы армия требующих оказалась мощнее?

    - Вопрос не в армии требующих и пополнении рядов, вопрос состоит в гражданством обществе и демократии. Это и есть демократия, когда люди могут участвовать в процессах, непосредственно касающихся их ежедневной жизни. Это показатель жизнеспособности любого нормального гражданского общества, когда люди осмеливаются встать и сказать, мол, у меня как гражданина есть сегодня в данной области узкие места, и у меня как гражданина нет сегодня такого-то права, или же я как гражданин считаю, что имею право на равное к себе отношение. Это совершенно нормальный процесс, происходящий в каждом развивающемся обществе. Таким путем до нас прошли северные страны, так идем и мы, молодые члены Евросоюза, - это нормальный процесс.


    (Из сплетен)
    Есть собака - ирландский сеттер, кличка "Cat".
    Живёт на улице Kalamaja.
    По утрам занимается пробежкой. Раз в неделю играет с девчонками в мини-футбол ( в зале).
    Хобби - фотография и чтение. Предпочитает бумажную литературу.
    На фото нынешняя подруга Лизетте. Имя и кто такая не нашла. Не афишируется или я плохо искала).

    фото: f3.pmo.ee

    В 2011 году в Таллинне можно было увидеть вот такую рекламную растяжку компании «Erinevus rikastab», проекта из Центра по правам человека.
    На плакате написано: дочь, сестра, подруга, фотограф, футболистка, коллега, лесбиянка

    фото: delfi.ee





    Источники:

    bfm.ee
    pohjarannik.ee
    jesuschrist.ru
    elu24.ee
    delfi.ee
    gaylife.su
    Комментариев Комментарий 1
    1. Аватар для margolis
      Вы можете просмотреть страницу, нажав на эту ссылку: Статья на сайте GayGirls