+ Ответить в теме
Показано с 1 по 8 из 8

Тема: Юнис - стихи

  1. #1
    Статус: Белый Репутация: 23
    unisophia на верном пути
    Аватар для unisophia
    Регистрация
    26.08.2011
    Адрес
    бат-ям, израиль
    Сообщений
    9

    Награды:

    Сказал(а) спасибо
    0
    Поблагодарили 13 раз(а) в 4 сообщениях
    Загрузки
    0
    Закачек
    0

    Юнис - стихи

    под занавес

    истратив ночь на дребедень, от разговоров
    с самой собой заиндевев до хрипоты,
    я кличу: «тень!» [мы с теменью на «ты»]
    «включили день.
    пора задернуть шторы.»




    не будет больше праздничных процессий...

    ...и напряженной вытянувшись гончей,
    толпу не примет мост. пружины кресел
    под тяжестью двоих не скрипнут тоньше.
    и будет мир - не грустен и не весел,
    и жить в нем будет ни сложней, ни проще...
    но воздуху в груди не будет тесно -
    не будет больше песен.
    пир окончен.




    серое

    то погромче, то потише
    кошки любятся на крыше
    на посту в кухонной нише
    холодильник холодышит
    тишина за дверью тает
    в темноту следы сметает
    страх крадется серой мышью...
    слышишь?




    тель-авив

    ...за звуки ночные
    дневные - извне
    которые мне
    не мешают слушать
    люблю этот город -
    за то, что он не
    покушается на
    мою
    душу.




    птицы

    1.
    вороны летают и голуби, гадят
    асфальт покрывая белыми кляксами
    извести, чертят на клетки тетрадные
    небо над городом, люди сами
    минуты считают - часы устали


    2.
    птицы из перьев, птицы из стали
    крыльями дали на доли кромсали
    мимо летели - зимы, лета ли...
    не все равно ли?




    опять

    опять ночь, опять
    я не ложусь спать
    кровать занята кошкой
    работаю понемножку
    хочу не сидеть – лежать
    ждать, или читать
    жить, или летать
    пусть даже вниз - и в крошку.
    и чтоб ни одна королевская рать
    меня не могла собрать.




    чтобы как в сказке

    встать, распрямиться,
    расправить плечи
    до боли в лопатках,
    до треска в ключицах
    вытянуть шею,
    ударить воздухом в связки,
    крикнуть, как кречет,
    или другая хищная птица:
    чтобы в лицо –
    тугой, непослушный ветер,
    чтобы шагнуть
    и больше не оступиться,
    чтобы как в сказке...




    время героев

    уложила тоска-безысходность,
    усыпила увы-неприметность,
    удушила насущным сором,
    одурманила ветхозаветность.
    в одиночку пою, но хором,
    в одиночку хожу, но строем,
    а делов-то – разлиться морем
    и плевать на худобу и бледность...
    только чей-то (не мой ли?) голос
    говорит... Нет, скорее, шепчет:
    вот наступит время героев,
    подмигнет кокетливо вечность -
    вот тогда и поспорим.




    тишина

    из чего состоит тишина?
    а она
    сплетена
    из шершавости чистого льна
    из теней от ресниц
    из теней от страниц
    из кружения пыли и кружева лиц
    на листе
    из бега машин за окном
    из «сейчас» и бесчисленных зыбких «потом»
    из чего-то, лишенного величины
    без чего
    не познать Ничего
    тишины.




    яффо

    стиснув платочки пальцами зябко,
    по улице робко идут арабки -
    в темные ткани закутаны,
    в юбках шаги путая.
    в лужицах - блеск перламутровый,
    яркие пятна - дешевые тряпки,
    и в темные ткани закутаны,
    робко идут арабки.




    демисезонное

    я избита, как битой, beat-ом,
    я умыта миром и морем,
    небо белое как сквозь сито
    посыпает улицы хворью.
    я сердита своей грустью,
    я не здесь и не там, я где-то...
    целый день льют дожди: и пусть их,
    может быть, напоят лето.




    чайное

    за окном гром-тарарам
    небо рвет напополам -
    в доме тихо и темно,
    сонно, обесточено...
    я под одеялом с кошкой -
    все как будто понарошку
    [полнолунье, хоть луна
    мне отсюда не видна].





    импресСионистское

    ...горячее красное небо
    висит над ночною землею,
    висит на шести канатах,
    на металлических тросах,
    которые люди мажут
    черным машинным маслом,
    которое пачкает руки
    людей, что следят за небом -
    следят, чтоб оно не упало
    и не задело верхушку
    оранжево-желтой пальмы
    с растрепанной синей гривой...




    исход из пряничного домика

    когда все стрелки будут - вниз
    и цепкой круговертью -
    тоска... я выйду на карниз,
    но не затем, поверьте:

    я посмотрю наверх - назло,
    и перелетный ветер
    по-птичьи ляжет на крыло
    и может быть, заметит

    меня... и может, унесет
    с собой - туда, где вензель
    вы-пи-сы-ва-ет самолет
    и где заждался Гензель.

    и мы вернемся, наконец,
    домой по крошкам хлеба -
    к луне, как мятный леденец
    приклеившейся к небу.




    мне полдень подарил кусочек неба...

    ...такого чисто-голубого неба,
    что посереет рядом бирюза.

    что если между ним и тротуаром
    воздушного не будет змея (шара?)
    состарятся до времени глаза.




    и было утро

    скоро будет светать -
    сквозь дырявую серую вату
    станет видно, как тать
    лапу тянет за глупой луной;

    скоро будет опять
    непроспавшийся город измятым
    рукавом протирать
    свои сонные стекла, слепой;

    скоро будет швырять
    непочтительный звон аппарата
    в тишину - наши «да?»
    завалявшейся медью скупой;

    скоро будет светать...
    и уйдет по дорожным заплатам
    эта самая Та,
    каждый шаг отмечая клюкой.




    колыбельная Пана

    по ночам это небо
    превращается в космос,
    круглоликая Феба
    дирижирует звездам,

    одураченный город
    окунается в вечность,
    и бродячие своры
    обращаются в нечисть;

    гнутся линии судеб
    от собачьего лая,
    и бродячие люди
    собираются в стаи,

    длинноухие кошки,
    словно духи, неслышно
    оживают на плоских,
    по-восточному, крышах;

    в переулках чернильных
    беспризорщина-ветер
    забавляется пылью
    и играючи, с петель

    ставни рвет и стучится
    в окна спален, и книгам
    раздувает страницы;
    ...и заходится криком,

    испугавшись спросонок,
    у себя в колыбели
    беспокойный ребенок...

    Пан шалит на свирели.




    ты заходи

    ты заходи - что, если той
    вдруг окажусь? подряды и сделки
    перечеркнув жирной чертой,
    наши края не тронув побелкой,

    съедет зима, уплатив за постой
    водой; на модных пальто, как белки,
    воротники полиняют весной,
    и завибрирует медной тарелкой

    солнце; просоленной пеной густой
    [летние мысли обычно мелки]
    выплюнет море на берег пустой
    чувства... и зноя притушит горелки

    осень, дохнув прелой листвой,
    леностью пледа и теплой грелки...
    я буду ждать - адрес простой:
    угол большой и минутной стрелки.




    без толики

    без толики
    мне тридцать лет,
    и пусть
    не обмануть ни время, ни законы
    природы
    и цикличности сезонной
    не разомкнуть,
    я ставни распахну -
    чтобы в затянутый стеклом прямоугольник,
    как профессиональный посторонний,
    луна светила, не давая мне уснуть;

    чтоб на рассвете снова заглянуть
    туда, где были были чем-то заоконным
    и говорил с иванушкой бездомным
    покойник...
    и
    где матовая муть
    голубоглазого младенчества -
    озоном
    дышала свежим
    и нестриженным газоном
    смущала подотчетных и резонных
    садовников-
    борцов за чистоту,
    души растрепанность мою и наготу
    признавших, видимо, постыдным моветоном
    [и даже убедивших в оном
    наивную меня]...
    я все верну
    [ведь можно же вернуть!]

    чтоб, выжигая кислородом грудь,
    через поросшие травой кордоны
    мой жадным и живым (животным) стоном
    прогнулся путь;
    чтоб, не прося пардону,
    безумным, еретическим тритоном
    свербила суть...
    я дотяну
    до тоники.




    für вц (1)

    веки прикроют глаза, как сухие листья,
    вяло обвиснет изношенным платьем кожа;
    утренний чай, где вместо лимона - мелисса:
    в чем-то с тобой мы, наверное, станем строже.

    [только не бей меня больно за эти строчки]
    может... я где-то читала: ты знаешь, старость -
    это не только когда понимаешь точно,
    сколько ты прожил и видишь, сколько осталось.

    в старости снова возможно стать непорочным,
    неприручённым. даже на самую малость -
    год, или два, или десять... но поздно ночью
    шепчется мне: «неужели я догадалась?

    и неужели все так и будет - литься
    дождь не устанет, и я не устану тоже
    не-своего ждать мифического Улисса?..»
    вы с ним, наверное, призрачностью похожи.




    смотри

    как старый дом, покрытый бежевым
    налетом времени, на улице
    присяду, вытянув ступени вниз
    и вперед - прошу, разуемся

    и выпьем чаю, или кофию,
    со сладким дымом перемешанным:
    смотри, как пляшет, бьется сОфия,
    на feel-е собственном подвешена.

    смотри, как солнце, глазом бешеным,
    но не сожги мою утопию
    (я знаю - говорю, конечно, я,
    как конченный курильщик опия).

    смотри... - а в окна юность, бережно
    бычок запаливая, щурится
    и челку треплет снизу - наискось,
    и ухмыляется невежливо.




    давай, как в детстве

    давай вдвоем, как в детстве, вавки на коленях
    содрав и на локтях, как можно выше -
    туда, где тише, заберемся, тишью
    упьемся вдосталь... а потом, условно немы,

    с тобой неспешно прогуляемся по крышам,
    по плоским крышам городским, прогретым
    до белизны, пузыристого лета
    у солнца купим на монетку... слушай. слышишь,

    какая тишина? а если бремя -
    молчание, во рту скребется мышью,
    закрой глаза: вокруг шершаво дышит
    песчаный город и по кругу ходит время.




    кг/ам

    что ни аффтар - насквозь клиника,
    дальше в лирику - больше пафоса...
    я, пожалуй, подамся в циники,
    да в бухие герлы бахуса.

    буду пить, буду петь горлом я
    перед слепо-глухими калеками
    и на улицу выйду голая -
    все равно ревновать некому.

    недовольных отправлю к пушкину:
    ну вас в море, тупые лемминги,-
    любопытным раз-дам по наушнику,
    налокотнику и наколеннику...

    а где раз, там и два: что истерика?
    что скандал? тут почти революция! -
    не затем рождена я холериком,
    чтобы куце жить по конфуцию

    и воробышком недостреленным
    осторожно в тени прятаться,
    где неделями, на дни поделенны-
    ми своей дожидаться пятницы.

    не хочу, не могу, не буду, не...
    негатив? но пока не смешаны
    черный с белым в душе, верю в чудное -
    что не серая и не пешая...

    впрочем, ну это все к лешему -
    будет знать, как водить по лесу
    за носы, да лапши развешивать
    по ушам змеистые полосы.

    всех пошлю и уйду извилистой,
    незаросшей своей тропкою -
    каменистой, а может, глинистой...
    креатифф - говно? ну и ф топку, нах.




    из-под ершалаима

    я не войду в этот город,
    я где-нибудь рядом осяду:
    там, на зеленых холмах,
    где оливы, платаны и сосны;
    здесь, на зеленых холмах
    я осяду,
    где звон колокольный -
    звон колокольный
    и синее небо над звоном...

    здесь, у ограды останусь,
    где всякому зверю привольно -
    даже такому, как я,
    неизвестного вида и рода...
    я не войду в этот город,
    меня не пропустит охрана:
    сосны,
    платаны,
    оливы
    и два кипариса у входа.




    когда уйду - für вц (1.5)

    когда туда, откуда нет возврата,
    истратив на билет в один конец
    всю медь и никель, я уйду, когда набатом
    пробьет и стихнет, замедляя стук сердец,
    парома колокол... ты, звоном оглушенный,
    рассветом ослепленный, на бегу
    запнешься на росой посеребренной
    дорожке парка - я в ответ на берегу
    замру другом и облаков отечных
    завесу сизую, очнувшись, отвести
    не в силах, прошепчу: я не нарочно.
    я подожду тебя. прости и отпусти.




    в нави

    в тишине нави сумеречной, в паутине покоя,
    где не слышно ни тиканья дней, ни годичного боя,
    тень за тенью в пушистой пыли я коплю, слой за слоем
    руки, лица, глаза, голоса порыжевших от зноя

    да табачного дыма людей... и когда мне косою
    извиняясь ухмылкой, изменит удача порою,
    своевольная, помню - за черной придет полосою
    полоса незапятнанная: если выстою - стою,

    видно, прожитых лет; если не-, то своей чередою
    лето осень заменит, зима ощетинится хвоей -
    без меня. унывать не спешите: мы с оле-лукойе
    на странице загнем уголок - там, где я молодою

    остаюсь. к черту грусть, к черта бабушке все остальное!
    будет утро, зальется румянцем рассвет, как в кино, и
    солнце веки разлепит и дочестна землю отмоет
    от чернил - только ветер лохматый закружит над морем

    пепел слов
    пепел снов
    как пушистую серую пыль.




    к тени

    мне нужна моя тень:
    я без тени не чувствую света -
    лишь хрустит канитель
    оглушительно-ЭТОГО лета.

    мне нужна моя тень:
    я без тени как будто раздета,
    полуночь-полудень
    полудушно дымит сигаретой.

    мне нужна моя тень:
    я без тени мучительно где-то,
    ни при чем, незачем,
    не у дел - как припев без куплета.

    мне нужна моя тень:
    (Я без Тени - вопрос без ответа)
    без причуд, без затей -
    просто тень, и спасибо на этом.




    простите

    простите, простите,
    я плакса и нытик,
    завистливый критик,
    но лишь потому,

    что от экономик
    устала, политик,
    разбитых корыт и
    уже не пойму,

    где житель, где зритель
    во мне - отпустите,
    за мной не ходите,
    оставьте одну.

    простите, простите,
    но только не врите -
    не рвите словами
    мою тишину.




    вот так

    на стене часы висят:
    тик-так, тик-так...
    шестеренками хрустят:
    вот-так, вот-так...

    дни слагая из минут,
    не-лгут, не-лгут...
    тихо время берегут,
    не-жгут, не-жгут...

    день - копейка, год - пятак:
    тик-так, тик-так...
    год за годом все не так:
    вот-так, вот-так...




    о малом

    пять утра - пора пера, но едва ли
    на монете место, или медали
    этим строкам срок недолог - ни Баха
    в них, ни Моцарта; ни трон мне, ни плаха

    из-за них не угрожают: о малом
    я пишу, о том, что так я устала,
    как никто на свете не был измотан -
    ведь за годом год, без меры и счета

    еле дух переводила под гнетом
    Я, словами истекая, как потом,
    а потом, лишившись веса, взлетала
    и, ослепнув от восторга, о скалы -

    в пыль и вдребезги, - и под ноги прахом,
    ни стыда уже не помня, ни страха,
    осыпалась, чтобы кто-то оставил
    след во мне своих истертых сандалий.

    P. S.:
    пять утра: пора, пора! но едва ли...






    продолжение следует...
    ...если в мире все бессмысленно, — сказала алиса, — что мешает выдумать какой-нибудь смысл?

  2. 9 пользователя(ей) сказали cпасибо:
    BearOlympic (08.09.2011) FataMorgana (26.08.2011) margolis (26.08.2011) Vanilla (31.08.2011) Азартный Парамоша (02.09.2011) Алиеннор (30.08.2011) некто (27.08.2011) Северо-Запад (26.08.2011) Сестра Хэтуэй (07.04.2012)
  3. #2
    Статус: Белый Репутация: 23
    unisophia на верном пути
    Аватар для unisophia
    Регистрация
    26.08.2011
    Адрес
    бат-ям, израиль
    Сообщений
    9

    Награды:

    Сказал(а) спасибо
    0
    Поблагодарили 13 раз(а) в 4 сообщениях
    Загрузки
    0
    Закачек
    0

    Re: Юнис - стихи

    про босяка

    жил на свете, был босяк -
    вроде так, а вроде сяк;
    ляпал-тяпал кое-как,
    вкось да наперекосяк.

    даже дверь у босяка
    без дверного косяка.

    видно, снес ему чердак
    злой сквозняк, но был босяк
    хоть и не совсем простак,
    мастер попадать впросак:

    и валяли босяка,
    как простого дурака.

    но прощал босяк рубак
    и глазеющих зевак,
    и борзеющих собак -
    был чудак он и добряк.

    понимала босяка
    только матушка-река.

    среди кочек и коряг,
    где ночуют сом и рак
    посидеть любил босяк,
    отдохнуть от передряг:

    и жалели босяка
    волны, трогая слегка...

    (ивы кронами качали и вздыхали берега.)




    холодно

    серо-серебряной хмурью и мороком
    спаяны море и небо, как оловом;
    в небе, над морем голодным - бездомное,
    ветром прозрачным несомое, сонное,
    розовой накипью плавает облако:
    словно живое, совсем невесомое.

    пальцами волны свинцово-тяжелыми
    тянутся к берегу - гладкие, голые;
    тщетно впиваются в мокрый, нетронутый,
    жадный песок - увлекает их волоком
    в море, где души волнуют и головы
    ветер и облако... холодно, холодно.




    от февраля

    от февраля - сквозь календарь - до февраля
    Августы томные и Юлии, и Марты
    передо мной раскладывают карты,
    и ветер льдисто лижет слух лиловым ля...

    от февраля - сквозь календарь - до февраля
    ни слез не хватит, ни чернил... я вновь за партой,
    зато в партере - задыхаясь от азарта,
    слежу за тем, как раздевают короля.

    от февраля - сквозь календарь - до февраля,
    сквозь дождь и град, от финиша до старта
    бегу, хватая кислород (хватило б фарта...)
    от февраля - сквозь календарь - до февраля.




    изнутри (доброму другу)

    открываю глаза - темнота,
    закрываю глаза - пустота...
    может быть, так и надо,
    и все, наконец, стоит на своих местах?

    может быть, я устала? - пусть.
    может быть, растеряла страсть?
    может быть, отыскала суть
    в миллионно-какой-то раз?

    мне бы маузер на боку:
    я бы все изнутри - вовне!
    в вены - штопор, в глаза - песку,
    в бровь папаху - и на коне!..

    возродить удалую быль,
    возмутить голубую даль,
    утопить бы в поту пыль,
    навострить бы точилом сталь!..

    только жалко, не на войне,
    не трепещет в косе перо...
    как в зыбучем и липком сне
    повторяю: "старо, старо..."

    закрываю глаза - лень,
    открываю глаза: "ночь,
    не бросай на меня тень,
    не сбивай с тропы, не морочь."

    а вокруг простор, красота -
    не пойми-разберешь, где явь.
    если я досчитаю до ста,
    наливай, да еще ставь.

    недопитое - на потом,
    сбереги до худого дня...
    слышишь? - то ли "аминь", то ли "ом"...
    вот и слушай. не слушай меня.




    пыльное

    в пыли, в паутине, внутри, в потемках,
    средь сора и хлама, за дверью тонкой,
    где топко и душно, где глохнут звуки,
    где живы лишь шорохи, скрипы и стуки,

    я серою мышью зароюсь в мусор,
    я мягкой совой пролечу над грустью,
    я пестрой кукушкой отмерю время
    глазами сверкну, словно кошка, в темень.

    и что-то откликнется там, в потемках,
    и вскрикнет негромко за дверью тонкой,
    и снова задышат за стенкой звуки,
    и стихнут все шорохи, скрипы и стуки.

    и серая мышь раскидает мусор,
    и крыльям совы не достанет грусти,
    и снова кукушка отмерит время,
    чтоб кошка сверкнула глазами в темень.




    амбивалентность

    1.
    утро субботнее - ласточки, ласточки
    в ласково-тихом небе безоблачном.
    ветер по улицам носит бумажки и
    веером, веером машет из окон. а

    ночью, под звездами - музыка, музыка,
    люди и кошки, огни и машины, но
    это так холодно, так неуютно, а
    мне одиночество невыносимо - мы

    с ним не сумели ужиться. хотелось, но
    только нет мочи, силы нет, воли нет.
    если б не это, была бы отшельником...
    мне бы в пустыню, в леса из неволи мне!

    мне бы в безлюдье, в безградье, в бесшумие,
    мне бы в скиту предаваться молитвам, но
    тянет безудержно к людям - безумие
    мной овладело. жестоко, бессмысленно.



    2.
    нет мне покоя и нет вдохновения,
    что-то пропало и не возвратится.
    хочется, хочется крикнуть: "мгновение,
    остановись! не успела напиться я

    сладким нектаром и горькой амброзией,
    грезами муз не насытилась вволю!"
    с каждой строкой мою душу коррозия
    гложет - но бог! за судьбу и за долю я

    эту тебе благодарна безмерно, хоть
    слово за словом сочится из пор и
    потом соленым и душу мою, и плоть
    ест и терзает - накаркали вороны.

    бейся о ребра больней, пепел клааса!
    истины пульсом, частым и искренним.
    видно, мне роком предписано маяться,
    блюзом - и джазом, еще не написанным.




    für вц (2)

    день за шагом ступая сквозь строй,
    с гордо поднятой головой
    и опасливо кутаясь в плечи,

    не запомню и вряд ли замечу
    ваших глаз, ваших поз - вечер...
    этот вечер мне нужен самой.


    я сегодня останусь с собой -
    со своей больною собой
    и тобой... доктор-время не лечит,

    если хворь называется "вечность",
    если хворый уже мечен,
    если хворь его стала хворьбой.


    что ж, ходить мне отныне рябой.
    но зато не опасен твой
    карий взгляд - безнадежно засвечен,

    он стремится теперь в бесконечность
    и укрыт патиной млечной
    от всего, что зовется судьбой.




    ночное

    черно-желтый асфальт,
    фонарями щетинится город.
    ни людей, ни машин -
    только ветер осипший не спит.

    он порядком устал
    и, ласкаясь, струится за ворот,
    шепчет нежно: дыши,
    и пускай ничего не болит.

    пусть ручных саламандр
    в зажигалках держать не годится
    и для аутодафе
    никому не разложат костра.

    но цветет олеандр
    и ночная чирикает птица,
    и на пляже в кафе
    собирают столы до утра.




    я люблю эти улицы (тель-авиву)

    томно-сирые личности,
    темно-серые лестницы -
    ноосфера привычности,
    атмосфера конечности.

    я пишу эти улицы,
    не стыдясь и без гордости -
    без надежды на "пулитцер",
    на прогулочной скорости.

    я люблю их пустынными -
    с авансценой, кулисами,
    с фонарями бездымными
    и бездомными крысами.

    с их ворами и нищими,
    наркотой, проститутками -
    с их обжитыми крышами
    и изжитыми шутками.

    я люблю их рассветными,
    точно так же, как в сумерки -
    с пешеходами редкими
    и тенями неумерших.

    я люблю эти улицы,
    без стыда и без гордости -
    здесь, конечно же, сбудется
    то, что позже запомнится...

    я люблю эти улицы.




    пускай

    пускай замрет короткий наш рассвет,
    пускай окаменеет эта осень -
    я позову туман и сырость в гости,
    и тех, кого со мною больше нет.

    пускай часы по-честному подъем
    пробьют, но солнце изменит уставу -
    и, матерясь, смотритель переправы
    задержит пунктуальный свой паром.

    пускай пустынный ветер занесет
    песком и пылью черный битум улиц...
    лишь мысли, как серебряные пули,
    пускай не замедляют свой полет.




    неправильное хокку

    я не кидаю
    камни - просто рисую
    круги на воде.




    время откровений

    когда наступит время откровений
    диктаторским на горло каблуком,
    я вспомню губ и слов прекрасновенья -
    фантом несбыточного нашего "потом"

    вдруг сбудется: по улице, что к морю
    уводит - за далекий горизонт,
    где сединой сверкают только горы
    и от дождя никто не прячется под зонт,

    уйдем из чистой пыточной надежды,
    не купимся на блеск ее блесны.
    пускай рядится в белые одежды -
    с обратной стороны они красны.

    я от рождения не верю в белый,
    что, лицемерно тысячи цветов
    впитав, способен под рукой умелой
    отбеливать лжецов и подлецов

    и горней святостью седин венчать глупцов.
    (и трусов - белый флаг не нужен смелым)




    двойная бухгалтерия Цербера

    утренний свет - тонкий занавес цвета пустыни
    точно такой же, как тот что и я себе шила
    как это было давно... никому не по силам
    снова заполнить страницы, отныне пустые

    утренний чай сквозь стекло - цвета той же пустыни
    хитрый, как темно-коричневый глаз бедуина
    грею в ладонях, вдыхаю - пока не застынет
    черная, вязкая кровь, разрывая грудину

    утренний Бог аккуратен - румяный, умытый,
    чешет в кудрях бороды Черепаховым гребнем
    Цербер грызет чью-то кость под столом - тут, на Небе
    утра подобны земным. кстати, ваши молитвы

    в нашей коллекции - в точности по алфавиту
    "А" - это "[H]asta la vista", а "Б" - это "baby"
    "В"! - вдруг не воском прогорклым пахнуло - то Vita
    и Воля, и Ветер! и вот он, мой рок и мой жребий

    Время! напрасно я Хроноса плоть не терзаю
    не трачу. задача - ка-та-ло-ги-зи-ро-вать
    судьбы: пергаменты, свитки... такое узнаю
    что невдомек Сероглазым: их время - позировать

    Смертным.




    булькающий день

    был булькающий день мокр,
    был булькающий день сипл,
    был в булькающем дне Бог
    в могуществе своих сил!

    был булькающий день - Сдом,
    Гоморрой был больной день
    Бы... - булькающий день дом
    под воду окунул, в тень.

    был булькающий день пьян,
    как булькающая грязь -
    но в булькающий день грань
    виднее, чем в другой раз.




    когда-нибудь

    когда-нибудь я, наконец, устану:
    очнусь, остыну, спорить перестану
    и научусь молчать, и мудрой стану -
    как подобает возрасту и сану...

    когда-нибудь. ну, а пока стакану
    и трын-траве я пропою осанну!




    продолжение следует...
    ...если в мире все бессмысленно, — сказала алиса, — что мешает выдумать какой-нибудь смысл?

  4. #3
    Статус: Белый Репутация: 23
    unisophia на верном пути
    Аватар для unisophia
    Регистрация
    26.08.2011
    Адрес
    бат-ям, израиль
    Сообщений
    9

    Награды:

    Сказал(а) спасибо
    0
    Поблагодарили 13 раз(а) в 4 сообщениях
    Загрузки
    0
    Закачек
    0

    Re: Юнис - стихи

    на смерть осени

    осень в жару таяла,
    осень в бреду горела и,
    кашляя птичьими стаями,
    все же в дорогу пела им.

    но задушило, скрючило,
    цену взвинтив мгновения:
    выдох... а вдох по случаю -
    тут уже не до пения.

    осень хрипела, булькая,
    осень кричала, плакала -
    очень молила, глупая,
    дать ей судьбу инакую...

    не дали - и отмучалась,
    тихим омывшись дождиком,
    небо оставив тучам, а
    то, что под ним - художникам.




    рыбный день

    весело, грустно ли
    ровно ли, криво ли
    как замахнулись
    что ж, так и закинули

    что-то восприняли
    что-то отринули
    что-то поймали...
    но главное вынули!

    главное: то, чем красиво красивое

    вынули
    вы-ки-нули

    нули.

    вымыли (мы ли?!)
    вы-
    по-
    тро
    -ши
    -ли.




    вольная

    изобразительных мастер искусств
    мне выстилал светотенью прокрустово
    ложе - но вольное, письменно-устное
    слово я всеми почуяла чувствами

    и полюбила: бесполо-безусое,
    словно на "Я" - кареглазое, русое;
    то изукрашено вязью и бусами,
    то голоногое и голопузое -

    слово... как я-изнутри - пыльно-грустное:
    как нафталиновый шарик в шкафу сыром,
    как по шершавой бумаге - сухим пером,
    как по синим венам строк - острым по-чер-ком...




    маленькая баллада

    сколько пролетит еще лет,
    сколько скоротается зим
    прежде, чем родится куплет,
    что пока невообразим?

    сколько килосуток пути
    отмотает мой календарь
    прежде, чем удастся уйти
    если не до дали, то вдаль?

    сколько можно о былом петь,
    сколько можно о больном ныть,
    сколько можно об одном? - ведь
    истончилась ветхая нить...

    сколько крыльев провожал взгляд -
    столько пыли не вмещал след
    из-под ног - да до небес... ад
    там, где мы - там рай, где нас нет.




    перелетное

    ослеплена совестью,
    оглушена шелестом
    желтых страниц повести,
    "желтых домов" прелестью

    желтой сыта, осени
    горечью... что ж - очередь
    черных дорог с проседью
    белой черты посередь.




    небо

    1.
    небо, исполосованное проводами,
    птичьими крыльями воздух взбивая в пену,
    пыльный полог натянуло над городами -
    и города потянулись навстречу небу.

    небо сегодня то хмурится, то смеется -
    словно щекотно ему от слов человечьих.
    и, охраняя сон задремавшего солнца,
    вышитый занавес приопускает - вечер.

    небо грустит - и дождю мои мысли вторят;
    ясное - к черту тоску! - и светлей на сердце.
    небо всегда со мной - нас никто не поссорит.
    небо меня не покинет и после смерти.



    2.
    я нарисую с жемчужными облаками
    небо; под ним, бурунами седыми - море:
    черное, сильное, злое - как будто камень
    вздыбился из-под земли и пошел волною.

    я волнорез нарисую, песок и даже
    тенты, лихими истрепанные ветрами...
    не нарисую одних лишь людей - пусть каждый
    сам себе место подыщет на панораме.

    я нарисую шезлонги на пляже, пальмы,
    хлебные крошки, скандальные птичьи стаи:
    только бы море было таким же каменным,
    только бы небо со мной навсегда осталось.




    прописное

    "сказали мне, что эта дорога меня приведет к океану смерти..."
    (ёсано акико)



    ритму шагов, словно пульсу самой земли,
    рифме послушных, неглупых побольше слов
    вымолю в хоре таких же - лежащих ниц,
    чтоб не лишиться бодливых своих рогов.

    жалко, нигде не написано, что и как -
    петь не научишься, не наступив хоть раз
    песне - на горло, себя не отправив на...
    (дальше, как водится - кто и на что горазд)

    правды не выскажешь, не утомившись врать -
    так, не вкусив темноты, не смакуешь свет:
    было же сказано кем-то, что не грешат
    только такие, которых на свете нет.

    глубже в чащобу - известно, хитрее вязь
    над головой, под ногами: ветвей, корней...
    легче не лезть - как разумней, заметив грязь,
    посуху выбраться, не извалявшись в ней.

    благо, разумное скучно - ведь только там,
    где широко не шагать, не нести легко,
    где каждый вдох разрывает напополам -
    чтобы на выдохе снова молить богов,

    вечно мерцают загадочным серебром
    истины реки, стремясь в океан мечты -
    на горизонте, далеком, как старый сон
    и неизбежном, как всякий конец пути.




    ты меня целовала - не смела...

    (моей первой девушке - романс)

    ты меня целовала - не смела
    я к твоей прикоснуться груди...
    вдруг сорвалось, как плод перезрелый:
    "я люблю тебя, не уходи!"

    позже - вытянувшейся под старой
    шалью, спящей тобою - одна
    в темноте любовалась: недаром
    до утра не тускнела луна...

    потому прогремел откровением
    приговор беспощадной весны:
    быть тобою бездумно осмеянной
    за безумные, глупые сны...

    и застыл в пыльной памяти первый
    вечер - молью в меду янтаря:
    чтобы, приговоренная вечно
    угасать, еле тлела заря,

    чтобы ты целовала - и пело
    чтобы тело... и лаской рука
    отвечала тебе неумелой,
    ни на что не надеясь пока.




    вязь - черным по белому

    на линиях бледных, на нитях основы
    блестящими бусами следует слово
    за словом... и молча лежит между ними
    пробел - как ничто, вдруг обретшее имя.
    строка за строкою - сорокою серой,
    обугленной галкой, вороною белой
    нанизаны знаки, навязаны звуки -
    как пальцами рук образованный кукиш.

    каре и шеренгами строятся в строчках
    тире, запятые, кавычки и точки...
    узорно-ажурное кружево ныне
    сплетается в петли, смыкается в клинья.
    на белобумажных полях этих битв
    проклятия не отличишь от молитв;
    и вовсе не ясно - что бранно, что лестно:
    жених выйдет в белом, а в черном - невеста.

    пока от порога и до эпилога
    прочерчена вязью чернильной дорога
    вперед - от заглавия до оглавленья -
    по щучьему слева-направо-веленью,
    рвет вечер за вечером ветер вертлявый
    из рук воровито шуршащие главы;
    задумчивый дым раздувает, спиралью
    печатную пыль завивает - но дале...

    последнее слово с последней страницы
    взлетит, встрепенувшись, встревоженной птицей,
    сомнется в сомнении... минет минута -
    расправится, розой распустится - путы
    разорваны! рисом осыплется рифма -
    останется ритм, останется ритм...
    что вдоль-поперечную клинопись речи
    впечатает волей в початую вечность.




    осень - в преддверии

    прохладнее ночами - значит, скоро
    небесной тверди отворится камень
    и зарядит библейским, дней на сорок,
    дождем - на память.

    прозрачные рассветы - снова осень
    пришла, подзадержавшись - леди блонда,
    от кончика простуженного носа -
    до горизонта.

    промерзшие квартиры - плюс пятнадцать,
    за окнами - вода, сплошной стеною,
    и ветер злой, рискуя надорваться,
    вопит и воет.

    прокуренная спальня - только тихо
    скребутся кошки в двери восприятия
    того, о чем не слыхивать и слыхом
    тебе, приятель.




    тишина №2

    ветер в ветвях выл,
    дождь за окном лил,
    каплями по стеклу
    бил, бил, бил.

    лихо летели дни,
    тихо шуршали сны,
    палец прилип к губам:
    ни-ни-ни...




    ?!

    вечер вечер
    в небе кружит кречет
    небо кречет строчит
    чтобы было прочным

    свечи свечи
    от меня далече
    горизонт застрочен
    горизонт засвечен

    ветер ветер
    ощутимо светел
    не-сов-сем-у-мес-тен
    блик на табурете

    легче легче
    от меня далече
    кое-кто замечен
    кое-как залечен.






    восхитительные глупости
    замечательные дерзости
    уморительные шалости
    одуряющей весной!




    предлетнее

    какая тут, к черту, весна? - так, преддверие лета.
    какая тут, к черту, любовь, если ты без меня
    вчера и сегодня, и завтра... и вот, до рассвета
    осталось каких-то 120 минут; и звенят

    тарелки - соседка за стенкой грохочет посудой,
    тенями бесшумными шустро шныряют коты,
    и слышно, как где-то кого-то терзает простуда,
    и тошно, и приторно пахнут ночные цветы.

    пространство иссечено жесткими жабрами ставен,
    стремится заполнить словами пустые места -
    но город молчит, и его говорить не заставит
    ни скудная наша любовь, ни больная весна.




    вечный странник

    там, где в голову бьет вино,
    где становится все равно,
    что царапает кожу терновый венок
    вместо лавров заслуженных - в этом кино
    Время, строгий наставник мой,
    говорит: "тебе не дано
    упокоиться; ты (все давно решено) -
    вечный странник, которому не суждено
    отыскать дорогу домой".




    камышовая тишь

    окунулась луна
    в камышовую тишь,
    обмакнула перо
    в зазеркальную гладь;

    ты так шумно молчишь,
    что тебя не понять.
    мы как будто вдвоем -
    я, конечно, одна.

    для меня сплетена
    камышовая нить,
    и разводит пары
    пунктуальный паром.

    ты, наверное, прав:
    нет нужды говорить.
    я, конечно, одна -
    но бесспорно вдвоем.




    город-призрак

    (тель-авиву, с любовью)


    город-призрак в прозрачном саване,
    сизым смогом огни окутаны -
    утонула в его тихой гавани
    проститутка с лицом кукольным;

    и воришка с глазами волчьими,
    и бродяжка с походкой шаткою -
    все разложено в ряд, по полочкам,
    снабжено номерком и закладкою.

    я пройду сквозь него по камушкам,
    мимо кошек с ушами острыми -
    до последней черты... и ладушки:
    зашивайте в чистые простыни.




    продолжение следует (но это уже совсем другая история)...
    ...если в мире все бессмысленно, — сказала алиса, — что мешает выдумать какой-нибудь смысл?

  5. 2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
    margolis (27.08.2011) Vanilla (31.08.2011)
  6. #4
    Старший модератор Репутация: 5878
    margolis на олимпе славы margolis на олимпе славы margolis на олимпе славы margolis на олимпе славы margolis на олимпе славы margolis на олимпе славы margolis на олимпе славы margolis на олимпе славы margolis на олимпе славы margolis на олимпе славы margolis на олимпе славы
    Аватар для margolis
    Регистрация
    15.04.2011
    Адрес
    мой адрес не дом и не улица
    Сообщений
    13,978

    Награды:

    Сказал(а) спасибо
    2,247
    Поблагодарили 4,222 раз(а) в 2,630 сообщениях
    Фотографии
    12300
    Настроение
    Amazed
    Загрузки
    6
    Закачек
    0

    Re: Юнис - стихи

    изнутри (доброму другу) - моё любимое.

  7. #5
    Статус: Белый Репутация: 23
    unisophia на верном пути
    Аватар для unisophia
    Регистрация
    26.08.2011
    Адрес
    бат-ям, израиль
    Сообщений
    9

    Награды:

    Сказал(а) спасибо
    0
    Поблагодарили 13 раз(а) в 4 сообщениях
    Загрузки
    0
    Закачек
    0

    Re: Юнис - стихи

    вы даже не представляете, какую приятную вещь сейчас написали: ведь это означает, что вы прочли все, или хотя бы многое, и выделили из общего числа одно стихотворение. это очень много для меня значит
    ...если в мире все бессмысленно, — сказала алиса, — что мешает выдумать какой-нибудь смысл?

  8. #6
    Супер-модератор Репутация: 2888
    Северо-Запад на олимпе славы Северо-Запад на олимпе славы Северо-Запад на олимпе славы Северо-Запад на олимпе славы Северо-Запад на олимпе славы Северо-Запад на олимпе славы Северо-Запад на олимпе славы Северо-Запад на олимпе славы Северо-Запад на олимпе славы Северо-Запад на олимпе славы Северо-Запад на олимпе славы
    Аватар для Северо-Запад
    Регистрация
    20.04.2011
    Сообщений
    13,017

    Награды:

    Сказал(а) спасибо
    2,905
    Поблагодарили 2,090 раз(а) в 1,615 сообщениях
    Фотографии
    2207
    Загрузки
    6
    Закачек
    0

    Re: Юнис - стихи

    Юнис, Вы позволите поместить Ваши стихотворения на сайт? И… если - да, может, фотографию Вашу, и Вы что-то про себя расскажете, в качестве вступительного слова?

  9. #7
    Один из... Репутация: 785
    Азартный Парамоша известен всем Азартный Парамоша известен всем Азартный Парамоша известен всем Азартный Парамоша известен всем Азартный Парамоша известен всем Азартный Парамоша известен всем Азартный Парамоша известен всем
    Аватар для Азартный Парамоша
    Регистрация
    16.04.2011
    Сообщений
    1,831

    Награды:

    Сказал(а) спасибо
    211
    Поблагодарили 484 раз(а) в 294 сообщениях
    Загрузки
    16
    Закачек
    0

    Re: Юнис - стихи

    юнис, рвите, пожалуйста, мою тишину своими стихами

    Вы удивительно легко играете с ритмом, мелодикой стиха, со звуками.

    Про то, что стихи технически грамотные и вокабуляр у автора - будь-здоров, я писать не буду, ибо и енотам понятно. Нравится мне, что без надрыва, без пафоса. И просто очень нравится.

    Спасибо, юнис!

  10. #8
    Статус: Белый Репутация: 23
    unisophia на верном пути
    Аватар для unisophia
    Регистрация
    26.08.2011
    Адрес
    бат-ям, израиль
    Сообщений
    9

    Награды:

    Сказал(а) спасибо
    0
    Поблагодарили 13 раз(а) в 4 сообщениях
    Загрузки
    0
    Закачек
    0

    Re: Юнис - стихи

    2 S.L.Clemens: конечно, можно. только я совсем не умею о себе писать. а фотка тут есть неплохая, из последних - в профайле.

    2 Азартный Парамоша: спасибо. мне ваш ник знаком
    ...если в мире все бессмысленно, — сказала алиса, — что мешает выдумать какой-нибудь смысл?

  11. Пользователь сказал cпасибо:
    Северо-Запад (04.09.2011)
+ Ответить в теме

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения